Сорок первый. Солдаты уходят на фронт.
Всем селом провожают тревожно сельчане.
Вдаль уносится полный людей  эшелон,
Плачут бабы и машут сырыми платками.

Цепь товарных вагонов – на запад идут,         
И в дыму папиросном неспешны беседы.
Как хочу в ночь последних спокойных минут
Им сказать, чтоб пришли непременно с Победой.

А когда похоронки приходят в их дом,
Как беспомощен вопль жён и малых детишек.
Хлеб лежит на стакане с домашним вином,
Фотография, свечи… и боль в душах свищет.

Он не знал и не ведал, что будет сражён
Пулей первою… нет удалого солдата,
И в атаку не с ним побежит батальон,
И родных известят под диктовку комбата.

Не успеет отправить в письме фронтовом,
Что соседскую Клаву любил он когда-то,
И под Бугом никто не узнает его,
Он навеки уснёт неизвестным солдатом.

В безымянной могиле, в чужой стороне,
Над пригорком гудят заунывные ветры,
И плакучие ивы в далеком селе
Уж не будут встречать его больше с рассветом.

Вновь солдаты чеканят уверенный шаг,
И поёт запевала отрядную песню,
Но последний поход, и простреленный флаг,
И кому-то не быть с милой девушкой вместе.

Полегло в сорок первом немало солдат,
И в ближайшие годы опять погибало.
Медный колокол бьёт метрономом в набат
Песнь прощальную той, что бойца ожидала.

Да, как много всего им пришлось испытать,
В дни, когда первой гарью повеяло ветром.
В сорок первом Отчизну в боях защищать
Первый путь стал последним кровавым рассветом.

Фотогалерея